Шведы и ЕС: отношение улучшается

0
334

1 июля 2009 г. начался период председательства Швеции в ЕС. Перед ее премьер-министром Фредриком Райнфельдом стоят трудные задачи, такие, как преодоление финансового кризиса и проблемы изменения климата. С другой стороны, он может опереться на поддержку общественного мнения Швеции, в целом проевропейского. Что думают шведы о Евросоюзе? Мы задали этот вопрос некоторым из них.

Цегайе Менгисту, 42, подчеркивает важную роль ЕС в поддержании мира. Его солнечный взгляд на ЕС вполне отвечает отличной летней погоде, которой он наслаждается вместе с женой. Фото: Рикард Лагерберг.

 

По данным последнего «Евробарометра», службы социологических исследований ЕС, почти 60% шведов считают, что членство в ЕС — «это хорошо». Сам сторонник ЕС, Цегайе Менгисту принадлежит к этому растущему большинству. И вот почему, — говорит он:

«Можно жить и работать в любой европейской стране, участвовать в принятии совместных решений, касающихся окружающей среды, предотвращения преступности. Отпадает угроза применения военной силы между государствами. ЕС означает все большее развитие братских отношений, распахивает двери в политической, экономической и социальной сфере».

Опрос показал также, что лишь 18% шведов теперь полагают, что ЕС — «это плохо». При всем том, в июньских выборах в Европарламент приняли участие лишь 43,8% избирателей.

 

Мнения меняются

На протяжении десятилетий общественное мнение Швеции в отношении ЕС было разрозненным и изменчивым. На рубеже 1960-70-х годов примерно треть населения страны была «за» и примерно столько же — «против». По мере оживления в 1980-х гг. дискуссии по вопросам европейского сотрудничества, поддержка членства в ЕС выросла со скромных 20% в 1987 г. до 60% в 1990.

Швеция долго оставалась вне ЕС, но с окончанием холодной войны и наступлением экономического кризиса начала 1990-х гг. положение изменилось. В 1991 г. Швеция подала заявление о вступлении в Евросоюз. Однако какое-то время казалось, что придирчивое рассмотрение этого вопроса в средствах массовой информации скажется негативно. В 1992 г. число противников вступления перевешивало число сторонников.

Референдум по этому вопросу, проведенный в 1994 г., оказался настоящим триллером. В результате 52% избирателей проголосовали за присоединение, а 47% — против. Еще и десять лет спустя шведы оставались в числе наиболее отрицательно настроенных в отношении ЕС граждан Европы.

По мнению Анны Гиллингер, 40, голос Швеции в ЕС не слишком весом.

 

Таким образом, тенденция к росту поддержки ЕС — явление довольно новое. Но очевидное. Впрочем, пока еще убеждены далеко не все. Анна Гиллингер не согласна с тем, что она считает отдалением демократических институтов от граждан.

«Я голосовала за антиевропейскую партию, — говорит она. — Не могу проявить непритворную солидарность с позициями других стран ЕС и их правительств. В особенности враждебны мне христианские правые».

Кроме того, Гиллингер считает, что влияние Швеции на политику ЕС ничтожно. По этому пункту ее взгляды расходятся со взглядами большинства: более восьми шведов из десяти убеждены в том, что голос Швеции в ЕС имеет значение.

В каких же целях мы хотим использовать этот голос? В списке важнейших проблем, которые должны решаться на европейском уровне, шведы называют прежде всего защиту окружающей  среды, предупреждение преступности и борьбу с терроризмом. Что же касается сфер здравоохранения, социальной защиты и экономики, то здесь мы отдаем предпочтение собственному правительству.

 

Не слишком горячая любовь

Жаклин Франсуа считает, что в центре внимания ЕС должны быть борьба с преступностью, в особенности, с торговлей людьми, и изменение климата. Ее отношение к ЕС положительно, но лишено энтузиазма: она не является его страстным сторонником и не слишком интересуется его проблемами.

Жаклин Франсуа, 28, полагает, что внимание ЕС должно быть сосредоточено на борьбе с преступностью и изменением климата.

 

Это делает Франсуа «типичным представителем»: по данным «Евробарометра» большинство шведов испытывают к ЕС чуть теплое отношение. Многие нейтральны или в целом позитивны, другие — их куда меньше — настроены «весьма положительно» или «весьма отрицательно». К возможности отдельных лиц, таких, как она сама, влиять на решения, принимаемые в ЕС, Жаклин относится скептически: «Надеюсь, что какое-то воздействие все же возможно … но вообще-то я думаю, что они там, в ЕС, и без нас прекрасно обходятся», — считает она.

 

Критические проблемы

Как и Анна Гиллингер, Густав Вессéн настроен против членства Швеции в ЕС. Он считает, что ЕС неэффективен, а его структуры управления слишком многослойны: «Нам нужно не это, а прямая демократия, нужна возможность участвовать в принятии всех политических решений», — говорит он.

Ну а пока Вессéн все же надеется, что ЕС употребит свое влияние, чтобы остановить глобальные изменение климата, но он совсем не убежден, что так будет.

Густав Вессéн , 27, говорит ЕС «спасибо, не надо», предпочитая ему прямую демократию. Последует ли его сын по стопам отца?

 

Оса Бонневьер, 43, питает больше надежд. Она находит, что агенда шведского правительства на срок председательства в ЕС убедительна и амбициозна. «Однако нужно еще и быть реалистами, ведь мы находимся в разгаре финансового кризиса, — говорит она. — И нам необходимо прекратить субсидировать сельское хозяйство. Этим деньгам найдется лучшее применение».

В целом Бонневьер поддерживает ЕС: «Я верю в идею объединенной Европы, где главные вопросы решаются нами сообща: проблемы окружающей среды, создания рабочих мест. Думаю также, что нам следует перейти на евро», — говорит она.

 

Как будет дальше?

Итак, окажется ли тенденция ко все большему приятию ЕС среди шведов устойчивой? По предположению специалиста по изучению общественного мнения профессора Сёрена Хольмберга из Гётеборгского университета рост позитивного общественного мнения будет зависеть от того, насколько успешной будет работа ЕС по преодолению финансового кризиса.

Сильное шведское лидерство в период председательства тоже может стимулировать рост уровня поддержки ЕС, во всяком случае, именно так случилось после первого председательского срока Швеции в 2001 году. Впрочем, список проблем на повестке дня Евросоюза в то время выглядел не так мрачно, как сегодня.

Источник : http://www.sweden.se/ru/Start/Work-live/Reading/Swedes-and-the-EU—an-improving-relationship/